Новости антикварного дома

"В первый раз— за маму, второй—за папу" и другие рассказы о лотах на аукционе 17 февраля


В первый раз— за маму, второй—за папу «Однажды из-под нар на четвереньках выскочил наружу молодой с взлохмаченными вихрами парень. В каком-то радостном и дурацком затмении он вопил: «Эврика!». Это был не кто иной, как я. Сидевшие выше этажом мои сокамерники, их было человек восемь, мрачно поглядели на меня, решив, что я сошел с ...


Читать подробнее

«Анафема вам, башмаки с безглазым цилиндром...»


Топ-лотом нашего субботнего аукциона станет первое издание поэмы Николая Клюева Четвертый Рим (1922) с дарственной надписью автора поэтессе Лидии Аверьяновой. Четвертый Рим—яростная поэтическая полемика Клюева с Сергеем Есениным, тем новым Есениным, наиболее выпукло представшим в вышедшей в 1921 году Исповеди хулигана. Она ...


Читать подробнее

Автографы, письма, рукописи из личных архивов. Петербургская коллекция и Бронзовый век на аукционе 17 февраля


Автографы Ивана Бунина и Бориса Пастернака, фотопортрет Михаила Булгакова с его дарственной надписью, записные книжки и дневники Венедикта Ерофеева, инскрипты крупнейших отечественных поэтов и прозаиков второй половины XX века, живопись и графика знаковых представителей неофициального искусства будут предложены ...


Читать подробнее

"Житие блохи", или как Борис Кустодиев решил "отомстить" Евгению Замятину


Пик работы Бориса Кустодиева в жанре книжной графики пришелся на 1920-е годы. Для тяжелобольного, прикованного к инвалидному креслу, художника выполнение заказов для различных издательств стало одним из основных источников дохода в то непростое время. Он сотрудничал как с государственными, так и с частными издательствами, ...


Читать подробнее

Внутренний глаз Владимира Яковлева


Наряду с Анатолием Зверевым, Владимир Яковлев по праву считается одним из самых оригинальных представителей советского неофициального искусства и второй волны авангарда. Яковлев не получил профессионального художественного образования и был гениальным самоучкой. Юноша жадно поглощал попадавшие в руки альбомы, часами ...


Читать подробнее

Под сенью бельведерских муз


Со своим временем у Ивана Бунина складывались непростые отношения. Ему был духовно близок и несказанно дорог русский Золотой век, блестящая эпоха дедов и отцов, в которой жили и творили Пушкин и Тургенев, Тютчев и Толстой. И очень символично звучит название одного из ранних автобиографических рассказов ...


Читать подробнее

Итоги прошедших аукционов